bacchusv (bacchusv) wrote,
bacchusv
bacchusv

Category:

Психотерапия и заблудший бунт

Жизнь российского общества чрезвычайно неустроена. Ежедневно люди вовлекаются в невероятное количество конфликтов, подвергаются бесмысленным унижениям со стороны начальства, терпят неудобства вызванные безалаберностью чиновников и всё это происходит на фоне постоянной неуверенности в завтрашнем дне, отсутствия понимания, что произойдет в России не то что через десять лет, а даже через пять. В этих условиях, исполненных стресса, люди, неизбежно ищут хоть какого-то покоя и порядка, вовлекаются в процессы, помогающие им бороться с неврозами, порождаемыми жизнью в агрессивной российской обстановке. Религия, включая самую популярную — православие, включает людей именно в такие процессы, дарит им островок стабильности, атмосферу покоя, предоставляет защитный кокон, в котором люди могут на время укрыться от окружающего их хаоса, и погрузиться в размеренный, надежный, безопасный ритуал.

Именно в этом контексте надо рассматривать акцию Бунта Кисок. Они не совершали никакого преступления, и нет оснований их держать за решеткой. Тем не менее, их поступок по своему эффекту равен вторжению на сеанс психотерапии и бесмысленному размахиванию руками перед лицом раненного, ежедневно истязаемого человека, который уже привык открывать свою душу на кушетке. Это не просто некрасиво, это по-настоящему жестоко. Надо понимать, что именно скрывается за этими агрессивными криками об осквернении святынь — это просьбы несчастных оставить им хоть что-то, что способно дарить душевный покой. Усугубляет положение то, что организаторы, спланировавшие акцию, и поддерживащую всю эту соврисковую активность прекрасно знали, что делают, и ориентировались именно на этот эффект.

Многими уже отмечено, как удачно акция Кисок совпала с окончанием электорального цикла, как шумиха, поднятая вокруг акции, затмила ключевые политические проблемы стоящие перед русским народом. К этому можно добавить и вышеозначенные соображения: акция была сознательно направлена и на то, чтобы ударить по немногим источникам душевного покоя и психологической стабильности русского народа. Акция удалась, истерика которую мы наблюдаем со стороны православной общественности, красноречиво говорит сама за себя. Не менее красноречиво, тем не менее, выглядит и кампания обличения РПЦ: «посмотрите как они извиваются, смотрите как мы их тронули, смотрите насколько эмоционально повреждены эти люди». Верно, повреждены. А как не быть поврежденным? Наблюдая реакцию на Кисок не глумиться надо, а разобраться откуда вообще у значительного количества взрослых и, казалось бы, устроенных людей такое количество агрессии. Но как раз от этого вопроса нас пытаются отвести.

Отчасти, конечно, РПЦ виновата сама. Она не целиком осознаёт и не принимает свою роль, как самого успешного в России психотерапевта. Храмы до сих пор формально открыты, хотя там не приветствуют чужаков, священники до сих пор учат любви и распространению Евангелия, хотя их паства настолько душевно изранена, что ей необходимо обратное: изоляция и покой известного ритуала, а не споры с агностиками по вопросам доктриныт. Бунт Кисок со всей ясностью обнажил это противоречие. В бунту не было ничего формально запрещенного: лишь пара движений, не имевших никаких физических последствий для храма, на открытой для публики пространстве. Они не плевали на пол, не поливали иконы краской, не ломали подсвечники, не заходили в алтарь, их присутствия в храме не оставило никаких следов. Зато они сделали другое, они показали, что ни в одном месте русский человек не может обрести покоя и уверенности в происходящем, нет у русского защищенного пространства, везде он должен ожидать внезапных неурядиц. Ситуации можно было бы избежать, если бы храмы стали настоящими санктуариями, вход в которые был бы ограничен, но по доктринальным причинам РПЦ вряд ли на это когда-либо пойдет.

Сама необходимость рассматривать изоляционное решение подчеркивает проблемы нашего общества. Насколько же мы слабы, что не можем дать людям спокойно лечить свои душевные раны в той манере, которая им удобна? Бунт Кисок стремился показать, что у нас больное общество, и он это показал. В здоровом обществе, на Кисок и их кривляния бы посмотрели с недоумением, вывели, и забыли тотчас же. В здоровом обществе, у людей есть много источников внутренних сил, много душевных опор, и отдельные посягательства не выводят их из себя. Но откуда этим силам и опорам взяться у русских? Киски, вероятно, вполне знакомы с интернетом, читают оппозиционные блоги и информационные порталы на которых ежедневно, ежечасно, в подробностях описывается насколько Россия неустроена. Зная это, идти кривляться в Храм Христа Спасителя — все равно что пнуть щенка. Хотя сильнее всего пнули щенка не Киски, конечно, их вживую-то видело полтора человека, а те вполне чудовищные деятели, которые на основе этой акции провели всероссийскую медиа-кампанию.

Проблема здесь, как и во многих феноменах условного "левого движения", состоит в том, что оно пришло к нам из принципиально иначе устроенного общества. На Западе все эти панковские, феминистские, антиконсумеристские, альтерглобалистские и остальные протесты сами по себе стали формой такой же психотерапии. Общество, будчи устроеным и благополучным, ищет для себя раздражители, которые бы не давали ему окончательно закиснуть. Западная общественная жизнь — это тёплое болото не знающих нужды мещан, в которое субкультуры тыкают палками, выпуская пузыри скопившегося разложенческого газа. В России те же самые тычки палками попадают в едва успевшие закрыться раны и выпускают на поверхность не газ, а истошные крики и агрессию.

К сожалению, для самих протестующих их деятельность тоже является терапевтической мерой по борьбе с собственными комплексами, поэтому она никуда не денется. Само по себе, это не представляет проблемы, в конце концов на Западе этот протест успешно интегрирован в обыденную жизнь. Для такой интеграции важно, чтобы протест был направлен на настоящие источники общественных проблем. Какую бы нелюбовь не вызывала РПЦ, она явно не является столпом современного российского общественного уклада. Мы живём не во Франции 1760, и в лучшем случае наблюдаем лишь легкие заигрывания власти с Церковью, выражающиеся в основном в денежном довольствии и использовании Церкви как механизма для решения государственных проблем. Хотя Церковь устроилась в нынешнем режиме весьма неплохо для себя, её подчиненность совершенно очевидна. Протест же должен быть направлен против настоящих врагов общества. И хотя эти враги порой захаживают в Храм Христа Спасителя, их душевный покой можно потревожить только совершенно иным бунтом.
Subscribe

  • (no subject)

    Сегодня вынесут приговор Даниилу Константинову. Такой вот теперь "ЖЖ".

  • (no subject)

    Автор:  Артем Северский Национализм в призме советского мышления Мы худо-бедно выучили, что о рыночной экономике и капитализме невозможно…

  • Про цифровое право и цивилизационную миссию

    Прочитал комплект комментариев от инженеров-криптографов по последним откровениям Сноудена, касательно АНБшных усилий по обходу шифрования, ситуация…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 19 comments

  • (no subject)

    Сегодня вынесут приговор Даниилу Константинову. Такой вот теперь "ЖЖ".

  • (no subject)

    Автор:  Артем Северский Национализм в призме советского мышления Мы худо-бедно выучили, что о рыночной экономике и капитализме невозможно…

  • Про цифровое право и цивилизационную миссию

    Прочитал комплект комментариев от инженеров-криптографов по последним откровениям Сноудена, касательно АНБшных усилий по обходу шифрования, ситуация…